Вверх страницы
Вниз страницы

Everything we loved

Объявление


❖ Финансовый кризис, последовавший за ухудшением отношений с гоблинами, вынудил Министерство Магии на принятие неприятных решений: сокращение штата сотрудников и издание указа, из-за которого магглорожденные отныне не смогут занимать высоких постов в ММ. Не шибко радостные новости, правда?


гостеваяправиласюжетfaqанкета
внешностиименаперсонажинужные
блог администрации


Рейтинг форумов Forum-top.ru


❖ В Хогвартсе, как всегда, не обошлось без неприятностей: из-за опасного существа, облюбовавшего себе местечко в подземельях замка, слизеринцы вынуждены делить комнаты с представителями других факультетов, как бы сильно им того не хотелось.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Everything we loved » Личные эпизоды » дела семейные


дела семейные

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Kari Kimmel – Where You Belong.
ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ
Ella Lester, Kimberly Steven, Arnold Lester
Особняк Лестеров, 2023 год.
Элла никогда особо не жаловала девушку своего младшего брата, но когда выяснилось, что тот собирается на ней женится и, таким образом, перечеркнуть все мечты Эллы об идеальной чистокровной линии, без скандала тут не обойтись. Ким, конечно, тоже не промах, но только если рядом не находится её благоверный.

+1

2

Выпускной Эллы – последний раз, когда она видела своего брата и его супругу, тогда Арнольд танцевал почти со всеми девушками школы, как самый настоящий альфач, а она стояла и со стыдом смотрела на него. «И этот человек будет представлять нашу семью в Хогвартсе». Она вздохнула, выпила пару глотков и вышла на танцевальную площадку, сказав альфачу, чтобы тот посвятил один танец своей любимой старшей сестре. Это было как в сериалах, где антагонист на один вечер становится добрым, но в следующей серии от этой внезапной доброты и след простыл, антагонист возникает, мол, ты что действительно думал, что мы подружимся, а потом такой продолжает творить свои пакости.
С того вечера много изменилось в жизни Арнольда и Эллы. И хотя она продолжала выпрямлять волосы, как делала эта в школе, чтобы не сравнивали с Арнольдом, сейчас она стала совсем другой. Совсем. Работая в департаменте международного магического сотрудничества, она получила распределение во Францию, где познакомилась с Луи Жан ла Пельменье, пожилым, но богатым чистокровным волшебником, за которого вскоре вышла замуж и родила от него(наверное) дочку Рашель Вивиан ла Пельменье, но любимый Эллой муж скоро скончался, подавившись слюной во сне, из-за чего Элла долго страдала(на самом деле нет). Для того, чтобы стать полноправной наследницей бизнеса ла Пельменье и переименовать его в ла ЛестЕр, как она переименовала свою дочь Рашель (которая стала именоваться почти как её бабушка, Рейчел Вивьен Лестер), Элле пришлось взять под свою опеку старшую дочь погибшего монсеньёра, Луизу Марию ла Пельменье, с которой у Эллы было много общего, например, мать Луизы была самозванкой и полукровкой, из-за чего полукровкой получалась и она. Но Элла не любила падчерицу, а падчерица не любила её. От матери Луиза унаследовала ген полноты, а Элла пыталась следить за её питанием, что даже перегибала палку и чуть не довела Луизу до голодного обморока. Но вскоре они поладили: падчерица стала выпрямлять волосы, подобно Элле и вести себя также как и Лестер вела себя в семнадцать. Младшая дочка была на воспитании в Британии, ведь у Эллы серьезная работа. Рашель, по сути, была дочерью влиятельного господина, но мадам ла ЛестЕр, глядя на подрастающую дочь была просто счастлива, что закрутила роман на стороне с тем самым красавчиком-стажером, которому еле исполнилось девятнадцать лет. Со стороны выглядело это все слишком счастливо, но вот у Эллы теперь была другая, очень серьезная работа в отделе обеспечения международной магической безопасности, и на одном задании ей обожгли правую половину лица. Она заплатила кучу золота, чтобы вылечить ожоги, но шрамы все-таки остались, ведь темная магия так просто не проходит, и есть силы страшнее, чем красота (увы).
И вот, Элле приходится возвращаться в Британию, холодную и грубую, с грустью на душе, ведь её  любимая бабуля-Лестер испустила дух, она всегда была для Эллы отличным примером и всегда ругала Арнольда, в отличие от мамы. Кстати, об Арнольде: единственное, что Элла знала о нем, это то, что он все-таки женился на той девочке, над которой Лестер издевалась в школе, а это значит, что ФАМИЛИЮ ЛЕСТЕР НОСИТ МАГГЛОРОЖДЕННАЯ И ЭЛЛА ПОРОДНИЛАСЬ С ГРЯЗНОКРОВКОЙ, что было просто не комильфо. Как теперь она выдаст замуж свою старшую дочь, которой было уже почти столько же, сколько этой Кимберли. Бедная Луиза, она толстая, полукровная сирота, которой уже двадцать один год и ни одного кавалера. При таком раскладе она никогда не избавится от прямой наследницы на империю шляп ла Пельменье и никогда не переименует её на ла Лестер.
Дом Эллы не изменился, только вот мама постарела и дочь подросла. Элла больше всего боялась, что нахождения брата и грязнокровки в доме помешает правильному воспитанию девочки, которой было всего четыре года и которая могла впитывать все дурное и мерзкое от взрослых.
-- Bonjour maman, bonjour Rachele – поздоровалась Элла. – Луизе, что надо сказать мадам ЛестЕр и сестре? – и Луиза послушно, но сквозь зубы поприветствовала «родственников» на ломанном английском, а Элла упрекнула её за произношение. Эх, Британия. Лестер вспоминала те времена, когда для неё главным в жизни была популярность в Хогварсте. Эх, и где они все сейчас? Где Сет, Флойд, Шелби, бесячие близнецы эээ как их там..Хэмпдаун и Саммерсет? Жизнь развела всех по разным дорогам и теперь они даже не вспоминают друг о друге. Не хотела бы Элла вспоминать о своем брате и его выборе, она даже старалась не видеться с ним весь день, представляя свою старшую «дочь» всяким мистерам Смитам. Но, видимо, эта встреча была предначертана судьбой. Элла сидела поздним вечером одна на малой кухне и допивала пятый или пятнадцатый бокал шампанского(забыла сказать, Элла за это время пристрастилась к алкоголю и стала пьющей женщиной, которой не нужен ни повод, ни компания), и тут на кухню забрела эта самая Кимберли. Элла пыталась сделать вид, что не замечает её, но когда девушка уже уходила, она не сдержалась.
-- Не думала…ик…что ты такая…ик – промычала Лестер – маленькая, наивная девочка…ик…разрушила репутацию моей семьи..ик – Элла вздохнула, налила себе ещё  и громко закричала – тут есть чт-что-н-нибудь по-к-к-к-р-ре-п-пче?

+2

3

- Лестер, давай-ка ещё раз: зачем я должна ехать с тобой? Зачем? ЗАЧЕМ?! Что я буду делать там среди твоих изысканных, воняющих духами родственников и, уж тем более, среди твоей недофранцузской сестрицы, которая люто меня ненавидит? Я отказываюсь – ты слышишь?! – отказываюсь ехать с тобой на эти похороны!  – для пущего эффекта Стивен ещё несколько раз шлепнула своего благоверного кулачками по груди, после чего, недовольно пискнув, театрально скрестила руки на груди и также гордо прошествовала в свою комнату, с шумом захлопнув дверь, которая, правда, довольно скоро вновь открылась, потому что все двери в их квартире (да, даже ванная комната и туалет, потому что кто-то не удосужился приделать эти чёртовы защелки!) невозможно было закрыть, а значит, и играть из себя обиженную принцессу Стивен могла, только если сам Арнольд ей это позволял. В этот раз данная роль игралась примерно десять минут, после чего была прервана её неизменным рыцарем, которому срочно понадобились его латы в поход на ужасного дракона («ноги у меня замерзли, Ким, дай мне носки»), после чего никакую обиженную бывшая Стивен играть уже не могла. Да и какой у неё был выбор – на похороны бабули миссис Лестер зазывала «тебя и твою эту маленькую невестушку», а значит, ехать на сие скорбное мероприятие они вынуждены были всё-таки вдвоём – хотя бы затем, чтобы напомнить этому прекрасному семейству, что сама Кимберли вот уже как месяц и сама является её частью. Впрочем, какой бы «добропорядочной женой» была бывшая когтевранка, если бы не поддержала своего благоверного в такой нелёгкой для него ситуации? Он же смотрит с ней маггловские мелодрамы – железный аргумент.
Больше половины следующего дня Кимберли провела с задумчиво-глуповатым выражением лица, тупо пялясь в шкаф, ибо ничего подходящего своему нынешнему «чистокровному семейству» у неё не было, да она, собственно, вообще довольно плохо представляла, что же это такое может быть «подходящее». Арнольд благоразумно молчал и лишь время от времени таскал к её шкафному убежищу бутербродики, но вскоре был отправлен восвояси гневным шипением аля «ТЫ ЧТО, ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ Я ПОЕХАЛА К ТВОИМ РОДСТВЕННИКАМ ЖИРНОЙ КОРОВИЩЕЙ?!». Как вы уже успели понять – Кимми не на шутку беспокоила будущая поездка и, чего уж греха таить, приводила чуть ли не в ужас. Она до безумия любила своего мужа и была с ним по-настоящему счастлива, но перспектива встретиться с его семейством воочию заставляла девушку реально задуматься о побеге куда-нибудь в Африку на парочку лет, в надежде, что за это время какая-нибудь Брианна не заберёт её мужа себе, но, во-первых, билет до Африки был слишком дорогой (новоиспеченная Лестер даже проверила – чесслово), а во-вторых, девушка побоялась, что бедняга Арнольд просто умрёт от голода, пока её нет или просто отравиться какими-нибудь мерзкими дешевыми сосисками, так что спустя пару дней Кимберли, старательно борясь с нервным тиком, вежливо кивала направо и налево в огромном доме Лестеров, старательно не замечая презрительных взглядов, брошенных в её сторону. Слава богу, на этом мероприятии не наблюдалось Эллы, что уже значительно облегчало жизнь, но, тем не менее, напрочь лишило бывшую когтевранку аппетита и весь остаток вечера девушка грезила, что они по-быстрому трансгрессируют домой, она опустошит весь их холодильник и завалиться спать, не снимая этого неудобного узкого маленького чёрного платья, но миссис Лестер почему-то настойчиво требовала, чтобы они остались на пару деньков и переночевали в бывшей комнате Арнольда, отчего Ким едва заметно пискнула и со всей силы сжала локоть своего благоверного, демонстрируя своё мнение относительно всего происходящего.
Тем не менее, бежать с подводной лодки уже было некуда, так что поздней ночью юная Лестер, устав бороться с адскими завываниями собственного желудка, крадучись, потащилась вниз на кухню, молясь никого не встретить по дороге. Чёрт побери!
Впрочем, и здесь малышке Ким не повезло, потому что на кухне ей повстречалась никто иная, как Элла, сестрица Арнольда, которая, видимо, точно также весь этот день старательно избегала с ней контакта. Только бы пронесло, только бы пронесло, - мысленно умоляла бывшая когтевранка, открывая холодильник и набивая объёмную рубашку своего благоверного, щедро одолженную им же, едой и намереваясь побыстрее смыться отсюда. А что – разбудит Лестера и они устроят романтический ужин прямо в постеле, правда, без какого-либо продолжения, потому что заниматься этим в шикарном особняке, полных злобных чистокровных аристократов… НЕТ!
-- Не думала…ик…что ты такая…ик - маленькая, наивная девочка…ик…разрушила репутацию моей семьи..ик. – Чёрт!
- Не думала, что ты такая утонченная, блистательная аристократка будешь выглядеть так… Нечистокровно. Видишь, Элла, я уже действую на тебя и твою кровушку, а ведь я часть твоей семьи всего месяц. Представляешь, что будет, когда мы с твоим братцем отыграем свою первую годовщину? - ну кто тебя просил, Ким? Ну кто?!
Что ж, ладно. Вляпалась – так вляпалась.

+1


Вы здесь » Everything we loved » Личные эпизоды » дела семейные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC